Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Две позиции о гуманитариях: Чиркунов и Сокуров

Губернатор Пермского края уже не раз говорил в своем блоге что выпускников-гуманитариев ему в своей вотчине не надо, а надо инженеров. "Основная проблема в том, что в сознании молодежи наиболее престижными специальностями являются чисто гуманитарные: экономика, право, госуправление....Сегодня нужны не экономисты и юристы, а математики, физики, химики, биологи, инженеры, желательно со знанием иностранного языка и основ экономики и права".
Мысль ясная, но смущает понимание губернатором гуманитарных специальностей: экономисты, юристы, и чиновники. Остальных он, видимо, не берет в расчет за абсолютную непригодность.

А теперь слушаем режиссера Сокурова:
"А вы посмотрите по какому безумному пути идет так называемый технический прогресс. Гуманитарное развитие должно его опережать или сдерживать. В те зоны, которые еще не освоены гуманитарной мыслью, где гуманитарии еще не побывали, людям заходить нельзя".
Видно, что под гуманитариями Сокуров понимает совершенно другую категорию людей, нежели Чиркунов. Гуманитарии для него в большей степени люди искусства. И только на искусство он уповает!
"Искусство не зря существует и выдерживает испытание временем: это вершина человеческой цивилизации. Искусство свершилось, оно уже свою работу делает не первый век. А все, что хочет быть выше искусства, все, что начинает его подменять и вытеснять, — это все признаки деградации или прогресса. Прогресс инфицирован деградацией".
Что понимает под искусством Чиркунов, можно видеть в Перми.

Сокуров: "Однажды мне предложили участвовать в предвыборной кампании одного очень известного политика, и я сказал: «Я готов, впервые в жизни я готов участвовать в этой кампании, но только если вы снимете ролик, в котором я скажу: “Голосуйте за тех, кто гуманитарные ценности ставит выше политических”». От меня сразу отстали. Политикам и обществу не нужны гуманитарные принципы".
________________________________
Такое цельное и внятное интервью, что мне хочется его на цитаты растащить! Читать в "РР"
Понравилась вот эта мысль : "Героизация и эстетизация насилия наносят гораздо больший урон, чем, к примеру, любая экологическая проблема"..
Вы против именно эстетизации, да? Или вы вообще против изображения любого насилия в любом виде?
Вообще против изображения насилия. Ну, как вам сказать? Вот вы согласитесь, чтобы вашему родственнику делал операцию дилетант? Наверное, нет?
Нет.
И я тоже нет. А почему мы соглашаемся, когда этот скальпель оказывается в руках бездарного, безнравственного человека? Почему визуальная деятельность стала настолько доступной?
Ну, есть же художники, которые умеют им пользоваться, и совсем не бездарные.
Исключительно редко. И эти художники только прокладывают дорогу дальше, они создают более изощренные способы изображать насилие. Это целый ряд всемирно почитаемых американских режиссеров. Кровососущие.


Сожжение Тьмы

Есть картина у Николая Рериха "Сожжение тьмы". И были обычные серые ворота в доме у моих родителей. А теперь они расписные.






Так бывает иногда - взбредет в голову идея. И чешутся руки. Рерих выплыл из закоулков подсознания.

Collapse )

Воспоминание о Суеватпауле

 Есть только одна картина (живопись) на свете, которую я готов специально пересматривать. Примерно раз в полгода я захожу в дом-музей художника Владимира Игошева и смотрю на неё. Она висит отдельно. 

Прошу, чтобы загасили свет в зале, и включили специальный прожектор, направленный на неё. Смотрим обычно вдвоём, я и гид. Других посетителей обычно не бывает, их там вообще немного.

Я не искушенный ценитель живописи, мне близок реализм. Однако не весь реализм реален.  Эта картина живая. Настолько, что я смотрю и верю, смотрю и вижу, всё, что там происходит. Не представляю, каким надо быть гением, чтобы так писать Север.

В зале темно, и на картине тоже – январские холодные сумерки (почему январские? – это вам никто не скажет, но я голову даю на отсечение, что январские). Обнесённые снегом кедры склонились над двумя фигурами, готовыми отправиться в путь. Олени уже запряжены, небольшая собачка вертится рядом. Адский холод. Скупыми тонкими штрихами крыши построек, грубыми большими – снег. Везде и всюду. Такой разный и такой настоящий! В жизни не видел, чтоб кто-нибудь так смог его передать. Прожектор в течение двух-трёх минут нагревается, и в это время меняется температура света, и вместе с ним начинает играть снег – бесконечными своими оттенками! Завораживает.

Насколько всё-таки богата живопись. Образами и средствами. Фотография с ней никогда не сравнится. В ней нет души, хоть в лепёшку расшибись. Она бывает хорошая, великолепная, но всё равно это фото-графия. Художник же преломляет через себя реальность и получается картина. Не линза преломляет, а художник! Получается другая реальность, но зачастую более доступная к пониманию и образная, чем фотография.

Впрочем, фотография и не пытается подменить живопись, они прекрасно живут рядом, просто так близко, что невольно начинаешь их сравнивать. Зря, наверное.

Если художник хороший – и картина и фотография начинают жить своей жизнью.

 Суеватпауль - север Свердловской области, недалеко от пресловутой Ушмы. Нет его уже, как нет оленей, и людей которые бы их запрягли. Причём Суевата не было уже на момент написания маслом оригинала в 1989-90 гг. Это историческая картина, но являет собирательный образ Суеватпауля. Написана не по эскизу с реальности, а по воспоминаниям, что и отражено в названии… 

Из интервью с В. Игошевым: «Впервые я поехал в таёжные края в 1954 году. Около месяца прожил в Суеватпауле, на стойбище Степана Николаевча Курикова. От увиденного – употреблю, может быть, грубое слово – я обалдел. Мне казалось, что я попал в другое временное измерение: может в прошлый век, может, в позапрошлый. Сейчас уже не встретишь мужчину-манси с косичками, да еще с вплетёнными в них разноцветными ленточками, а я застал. Я видел женщин в красивых национальных одеждах, прячущих своё лицо. Это были открытее, в чём-то наивные, добрейшие люди».

 Потом Игошев ещё не раз был в Суевате, не знаю, застал ли он угасание посёлка, но эта картина, написанная спустя 35 лет – дань памяти тем ярким дням. Это СТОПРОЦЕНТНОЕ попадание в образ.

Конечно, тут дело и в личных симпатиях и пристрастиях – это «моя» картина. У каждого, наверное, есть или должна быть такая «своя». Чтобы вот так прийти и посмотреть. И точка. И не надо никаких репродукций, особо электронных.

Будете в Ханты-Мансийске. Обязательно посмотрите.