Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Котцовый лов на Конде

Второй год работаем по этноархеологическому проекту на Нижней Конде. Археологи из Музея Природы и Человека (Ханты-Мансийск) и я — этнограф из Института истории и археологии (Екатеринбург). 

У меня вышло три текста про котцовое рыболовство: два научно-популярных (Уральский следопыт, Наука и Жизнь), и один чисто научный (Вестник археологии, антропологии и этнографии, Тюмень).

Первые два текста похожи, отличаются редактурой и иллюстрациями. Тот, что в Следопыте, проще всего почитать на Дзене. Там сообщают, что 5,5 тыс. просмотров — это уникальные посетители страницы, из них 60% дочитали 3,3 тыс. потратив 9 минут.

https://zen.yandex.ru/media/uralstalker/kondinskii-kotcovyi-lov--ischezaiuscaia-tradiciia-5d55365c06cc4600ae51212c

Текст в «Науке и Жизнь» №7 2019 доступен только по подписке.

Научная статья открыта всем и потребует куда больше 9 минут, некоторого погружения в тему и напряжения мысли. Для тех, кто хочет познакомиться с проблемой в деталях.

...Не хватает казачьих рейдов на конференции по молекулярной генетике...

Всепоглощающая статья  о том, что происходит с Отечественной Наукой.
Наука и Власть // Отечественные Записки 2014, №1(58)
<...>
Если понять природу кризиса, станет ясно, имеет ли смысл реформировать науку, не реформируя всю систему. Поместите в нашу институциональную среду американские лаборатории и универы — и через полгода от них останутся еще большие руины.

Болен весь организм, и Академия — далеко не самый пораженный орган, во многом даже наоборот, хранящий остатки иммунитета. А сейчас больная голова с синдромом вечного рукосуйства ампутирует этот орган и собирается на его место имплантировать нечто вовсе экзотическое: академию под агентством. Если люди так начинают реформу науки, понятно, как они будут ее (науку) кончать. План спецоперации был шит белыми нитками. Хуже того, здесь отсутствуют как военная этика и jus belli (правила начала и ведения боевых действий, переговоров, обязательств, обращения с пленными и сдавшимися), так и блатная мораль: на условия капитуляции плюют, а «достать нож в честной драке» считают нормой. Скорее это из восточного этоса «обмани неверного»: это там коварство без границ признак ума и доблести. Проект пестрит дешевыми обманками. Так, идея руководить наукой через совет при министерстве, в который войдут «крупные ученые в дееспособном возрасте», наивна именно как попытка «развести». Если совет формируется научным сообществом, то почему он при министерстве? Если же состав в итоге зависит от министерства, то это обычная марионетка — ширма для «легитимации» министерских решений. Об уровне компетентности авторов реформы говорят мечты о переходе к университетской модели — по образу американской. Люди явно не знакомы с источниками финансирования тех университетов.

Проблем с академической наукой много, но кто берется их решать? Что эффективнее: нынешняя российская наука или эта якобы исполнительная власть, у которой нет ни одного проекта, не увенчавшегося скандальным провалом?

Дело даже не в «Сколково», «Роснано», околонаучном стебе про инкубаторы, посевные, технопарки и пр. Главный научный вывод в другом: ресурсному обществу и экономике ренты знания не нужны. Здесь даже наука и образование превращаются в сырьевую отрасль, в производство «низкого передела»: мозги и знания экспортируются за рубеж, но в отличие от нефти задаром. Беда не в формах организации науки, а в ее фатальной невостребованности этой экономикой, в нежелании власти прислушиваться к носителям гуманитарного и социального знания, в искусственном кризисе рациональности, в идеологической ориентации на квазинауку и мракобесие. Со страной надо срочно что-то делать, но начиная не с академий, а с самих институтов власти. Чтобы дать импульс развитию отечественной науки, надо менять вектор развития, причем не только технологический и экономический, но также институциональный, политический, идеологический. Инноваций нет не потому, что кто-то чего-то не может родить, — их нет, потому что их блокирует эта институциональная среда и отторгает эта экономика. Поэтому главная зона ответственности за беды отечественной науки как раз там, откуда исходят посылы на ее «возрождение» через ликвидацию.

Проект Мобильность в Арктике. Дайджест статей 2014-2015

IMG_9819

Дайджест свежих статей по нашему проекту, поддержанному Российским Научным Фондом "Мобильность в Артике: этнические традиции и технологические инновации" (2014-2016), руководитель Андрей Владимирович Головнёв, член-корр. РАН, главный научный сотрудник Института Истории и Археологии, Екатеринбург.

Тема проекта – потенциал северного кочевничества в практиках современного освоения Арктики. Методология проекта базируется на концепции взаимодействия магистральных и локальных культур и мотивационно-деятельностных схем (см. Головнёв А.В. Антропология движения). Конкретно в поле: замеры движения посредством визуальных средств и GPS-приемников, плотные описания этих движений и окружения, дизайн кочевого пространства.
Работает команда уральских этнографов и дизайнеров. Три базовых района исследований – Кольский полуостров (Ловозерская тундра), Чукотка (Чаунская тундра) и Север Западной Сибири (Ямал, Гыдан). В общем, большой проект, даже географически.

В Уральском историческом вестнике №2 2015 (журнал Института истории и археологии Уральского отд РАН, Екатеринбург) тематический раздел по проекту. Доступен он-лайн, pdf.

Головнёв Андрей. ЧУКОТСКИЙ ДНЕВНИК: РАЗМЫШЛЕНИЯ О ДВИЖЕНИИ - очень крутая статья, комментировать бессмысленно! Must read, безотносительно имеете вы отношение к этнографии или к Чукотке.
Истомин Кирилл. КОЧЕВАЯ МОБИЛЬНОСТИ КОМИ-ИЖЕМСКИХ ОЛЕНЕВОДОВ: СНЕГОХОДНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РЫНОЧНАЯ РЕСТАВРАЦИЯ - статья о том как первейшие тундровые капиталисты коми-ижемцы (пере)осваивают нишу оленеводства в новых экономических и технологических условиях.
Абрамов Илья. ОЛЕНЕВОДЫ КОЛЬСКОЙ ТУНДРЫ: ЛОКАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СНЕГОХОДНОЙ РЕВОЛЮЦИИ - тождественная предыдыщей статье тема с упором на Кольский материал. О разделении труда в связи с внедрением снегоходов, реформе инфраструктуры в хозяйстве.
Адаев Владимир. ФОРМЫ ПЕРЕДАЧИ ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ В ТРАДИЦИИ ТУНДРОВЫХ И ЛЕСНЫХ НЕНЦЕВ - о том как культура определяет формат географических данных и каналы их передачи
Перевалова Елена. ИНТЕРВЬЮ С ОЛЕНЕВОДАМИ ЯМАЛА О ПАДЕЖЕ ОЛЕНЕЙ И ПЕРСПЕКТИВАХ НЕНЕЦКОГО ОЛЕНЕВОДСТВА - грандиозный и закономерный падеж оленей на Ямале зимой 2013-2014 гг., рефлексия по этому поводу оленеводов и управленцев.
Collapse )

Снова поезд. Часть вторая

Мы ехали с ним на самом раннем трамвае с Перми Второй на автовокзал, а он рассказывал как майор в Свердловской комендатуре не отдавал документы: они (дембеля) должны были скинуться на новый кёрхер. У него не было денег, и никто их не мог ни переслать, ни одолжить. Таких беспросветных дембелей штабные майоры тоже чуют и особо не тянут с их отправкой домой. С двух других майор срубил по трёшке, проводил до банка.
Мы ехали, шел жирный снег, и он рассказал, как таджики хватают телефоны в такую погоду – надо успеть сфотографировать зиму. А лицо грустное. Впрочем, как и всех пассажиров. Он не получил свою последнюю душанбинскую зарплату, что-то около 11 тыс.рублей и ехал в родной Кудымкар с пустыми карманами. Я заплатил за проезд. В берцах, в ушанке, в пиксельном бушлате, но без аксельбантов и прочих ёлочных украшений, он вызывал некоторое сочувствие у пассажиров. Это удивительное свойство российского срочника – он вызывает жалость и сочувствие. Все граждане России так или иначе представляют, с чем в армии сталкивается солдат-срочник и во что оценивается его жизнь.  И в этом представлении нет места патриотизму, сталинградизму и прочей чуши про господ-офицеров, кто карьеры не делал…. Армия – это, в первую очередь, выработка практик выживания в условиях ограниченной свободы, дискриминации, силового давления. И это, безусловно, роднит ее с тюрьмой. Главное – выйти живым.

Collapse )

Письма на Родину



Сейчас я в США. Пишу домой пространные письма. Мы не жалуем скайп, и телефон не очень-то любим (+разница в 11 часов). Поэтому по старинке пишем друг другу письма и отправляем их электронными голубями. Это оказалось очень интересно: писать друг другу письма, а фотографии прикреплять электронной тесёмкой. Я пишу побольше, Света поменьше. Что-то вроде двустороннего дневника выходит. Но если дневник вести обычно лень, то написать домой (из дома) весточку – благое дело. И вроде хочешь кратенько (устал ведь, глаза слипаются), а получается пространно. И слава Богу.


Письмо – это красивый и сложный жанр. Он теплый и интимный. Но эту теплоту и интимность легко растерять, если писать с оглядкой. Например, с оглядкой на блог! Да. К сожалению, как только возникает мысль о блоге, письмо превращается в пост. Текст становится безличным, безучастным. Адресованный всем, он не адресован, фактически, никому. Ловишь себя на этом. И Света чувствует: «Как в блог написал…» Это упрек.
Неплохие письма получаются когда пишешь поздно ночью. Сам уже никакой, сумбурные мысли, рваная нить повествования, невыдержанный (отсутствующий) стиль. Это и есть письмо. Не пост, и не статья. Слова вываливаются почти бесконтрольно.

Ниже я публикую вчерашнее письмо с незначительными ремарками. Исходное ночное письмо со всеми ошибками, очепятками, пропущенными словами, вступительными нежностями останется в привате. Зарисовка
получилась неплохой: и по настрою и по месседжу. Фактически это путеводитель одного дня, 11 сентября, штат Нью-Мексико, США.
Признаться, сам я крайне редко читаю посты о путешествиях. Только если мне интересен человек-писатель. Его мировидение, его язык. А где кто был и что видел, меня волнует гораздо меньше.


Collapse )

Феномен Самаровского Чугаса

В августовском номере журнала "Югра" у меня вышла статья "Феномен. История Самаровского Чугаса". К сожалению, бумажный журнал не может вместить той значительной коллекции фотографий, которые я сделал в этом прекрасном уголке леса. Этот пост исправляет графические издержки бумажных изданий. Итак - общегеографический очерк Самаровского Чугаса (по сути хрестоматия)



Чугас (слово иртышских хантов) – высокий лесистый остров посреди поймы. От южной границы округа до Ханты-Мансийска по Иртышу известно три чугаса, два из которых расположены в районе села Цингалы, а третий – Самаровский – основа Ханты-Мансийска.

Не всякий островок суши в затапливаемой пойме мог быть назван чугасом, а только самый высокий и выдающийся в окрестности. Они и сейчас служат ориентирами пространства. Выражаясь по-научному, чугас – доминанта рельефа. И самый «доминирующий» чугас – Самаровский, расположенный при слиянии двух могучих рек: Оби и Иртыша.


М 1:200000

Самой природой Ханты-Мансийску уготована функция управления: изначально потоками воды и ветра, а в последние десятилетия – окружных денег. Деньги ведь тоже производны от природы, от той ее части, что погребена на сотни метров под землю. В угоду столичным амбициям на Самаровском чугасе даже насчитали 7 холмов – на деле их гораздо больше.


Collapse )

Наука в фокусе. Болотоведы

Таки вышла в большой свет статья о болотоведах из-под Ханты-Мансийска. Журнал "Наука в фокусе".



Сентябрьский номер уже в продаже. Кто с журналом не знаком - советую.
Это новый журнал издательства «ВОКРУГ СВЕТА», издается по лицензии BBC (по мотивам журнала Science Focus).
В иллюстративном плане близок к "Популярной механике", по содержанию похож на нашу "Науку и жизнь".  Статьи в основном англоязычных авторов, но в каждом номере есть материал о какой-нибудь нашей полевой специальности.


Собственно, с некоторыми героями репортажа можно неформально познакомиться и здесь, в ЖЖ-ке
Илья bolotoved
Надя kusa
О зимнем путешествии на Мухринский стационар c еще одним героем репортажа я как-то писал в ЖЖ

Ребёнок - это взрыв галлюцинаций

В конце рабочего дня приятно послушать философов. Весёлые ребята: я начал смеяться со фрахзы "ребёнок - это взрыв галлюцинаций". Знаю, знаю, философия - это серьёзно и нужно. Но ржунимагу местами.
По уму надо смотреть с начала, но чтобы было смешно, лучше вырвать из контекста и смотреть с 3.05 мин. Не судите меня строго - у меня маленький ребенок )))


Фёдор Гиренок, доктор философских наук,профессор философского факультета МГУ

Антропология научного чтения

Я буксую, когда читаю что-нибудь вроде «Антропологии движения» А.В. Головнёва или «Этногенез и биосфера Земли» Л.Н. Гумилёва. Безусловно, талантливые произведения блестящих учёных утомляют меня своей всеобъятностью (когда начинаются исторические примеры можно перевернуть 20-30 страниц); надо быть тотальным эрудитом, подкованным во всех отраслях гуманитарного научного знания, чтобы вдумчиво осилить такие тексты. Сложно оставаться критически настроенным читателям, когда автор крутит и вертит тобой как хочет, манипулирует мозгами, потому что на голову выше. Приходится поддаваться и верить, хотя в душе понимаешь: авторы выходят на уровень таких умозаключений, что проверить их нельзя. Можно найти много недочетов по фактической истории, но понятия вроде «ноосферы», «пассионарности», «магистральности/локальности культур» останутся незамутненными низменной критикой. Их можно пить, не закусывая – голова останется ясной. Несколько даже пустой. Но ощущения!

Есть еще у этих книг такая черта – авторский напор на читателя, некоторая агрессивность изложения. Рефлекторно хочется поставить мысленный заслон-фильтр. Этого нет, например, в «Арктической этноэкологии» И.И. Крупника – книге, которую я проглотил на днях и даже не поперхнулся. Точный баланс академичности, доступности и толщины. Редко такое бывает. В ней нет «заоблачных высей» мысли, но список литературы шокирует не меньше, чем у первых двух. Содержание выверено на весах. 

В общем, когда нет желания/возможности читать «талмуд», всегда есть концентрирующая статья на эту тему или опубликованный доклад. Или же грамотная рецензия. Такую я сегодня и прочитал на «Антропологию движения», а вот саму книгу полностью не осилил. - рецензия Николая Вахтина в журнале «Антропологический форум».

Доклад А.В.Головнёва на эту тему я слышал на 3-м Международном Археологическом Конгрессе и той же ночью изложил в свободной форме.

Болотоведы

Большой репортаж о молодых ученых-ботаниках. Было страшно интересно писать. Я рад, что судьба свела меня с bolotoved - главным героем репортажа. Как мало мы знаем, что делается у нас под носом. А именно, в окрестностях Ханты-Мансийска.

Пять полос про вас, ребята! В ноябрьском номере журнала "Югра"! Эт правильно )))
Но даже эти пять полос не вместили всего того, что я хотел рассказать. И, дай Бог, полный вариант статьи выйдет в центральной прессе в начале весны.

По этой причине свои материалы я еще придержу. Но могу порекомендовать большую подборку хороших фотографий на фотохостинге Flickr об их работе. Пройти
_____________
Журнал "Югра" можно найти в киосках Роспечати в ХМАО, подписаны все окружные библиотеки.